Left
Right
КОНКУРСНАЯ ПРОГРАММА ВСТРЯСКА

Пранк
режиссёр Андрей Нестеренков
2016, Россия, МШК, 13'

○ 24 фестиваль СВЯТАЯ АННА: Спецприз «За злободневность постановки вопроса о нравственности в современном мире»

В поисках славы молодой парень со своим другом снимают провокационный ролик для Youtube, разыгрывая нападение на прохожих, но розыгрыш выходит из-под контроля и парень получает пулю. Несмотря на это, его друг решает продолжить съемку в погоне за миллионами просмотров.

Пранк — тизер

Режиссер Андрей Нестеренков
Продюсер Александр Щелкушкин
Автор сценария Андрей Нестеренков
Оператор Антон Логинов
Звукорежиссер Вадим Сергач
Художник Арсения Филатова
В главных ролях Евгений Константинов, Иван Клещевников, Сергей Караулов, Антон Калугин
«Мы выросли, а новопришедшие вовсю разобрались с гаджетами, сервисами и прочими благами, предложенными новым веком, и полноценно включили их в свой жизнедеятельный процесс. Мальчики и девочки, ведущие блоги в своей обставленной в стиле середины 00-х комнате, с крутящимся офисным стулом, не снятыми журнальными плакатами со стены, колонками старых аудиосистем, еще 3 года назад набирали сотни тысяч лайков, затмевая знаменитостей по количеству фанатов. Сегодня - для нас, взрослых «30-летних», с молниеносной скоростью, для них - эволюционно медленно, трансляции в Интернете, ставшим главным полем жизнедеятельности, переросли в перфомансы, акции, высказывания. Это очень точно и очень своевременно ловит фильм «ПРАНК». Герой картины сыпит известными в переводе, но еще необжитыми на практике неологизмами: пранк, хайп, стрим. Друзья, участвующие в съемке видеоролика и онлайн трансляции, еще не понимают, что это значит, и как это применить в реальности, да и для чего – тоже. А для главного героя термины и трансляция в считанные минуты становятся основной, самой реальной реальностью. Он принимает решения столь же быстро и однозначно, сколь быстро и однозначно решает дилеммы его эпоха. Режиссер позволяет нам 4 минуты посмотреть на настоящего героя своего (и нашего пока еще) времени, но сводит кульминацию и развязку к традиционной идее возмездия и эдипова прозрения постфактум, во что не совсем в финальном кадре, глядя в глаза персонажу на крупном плане, впервые осознавая, что он - актер, а не реальный персонаж. И именно эта деталь причисляет картину, может, не к высшему искусству, но к настоящему. Ведь автор старше 18, и он, как бы мы все не хотели, не старались и не кичились, никогда не сможем преодолеть пропасть, называемую «отцы и дети» — Ира Бо